rispost

«Вопрос, резать или нет социальные расходы, уже не стоит»

13 февраля, 2022

В № 99 «Новой газеты» мы, анализируя эксперимент с введением «энергопайка», начали серию публикаций о переформатировании социальной политики в условиях ползучего экономического кризиса. Общественный договор теперь сводится к формуле: «Ни свободы, ни колбасы», потому что у государства в среднесрочной перспективе банально нет и не будет денег для сохранения поддержки патерналистски ориентированных групп в прежнем объеме и в прежнем формате.

То есть вопрос о том, резать или нет социальные расходы, уже не стоит. Вопрос в том, как именно это делать — и как объяснять новые правила игры электорату.

В среду, например, президент собрал специальное совещание для того, чтобы обсудить довольно радикальное предложение Минфина о проведении «бюджетного маневра», главная идея которого — пропорциональное сокращение абсолютно всех расходов на 5% в каждые из ближайших трех лет. Итоги совещания оказались даже жестче, чем этот план. В 2016 году предлагается дополнительно редуцировать госпрограмму вооружений, госзакупки и инвестиции. А 5% — это уже не потолок снижения расходов, а минимальная планка. «Слава богу, это пока не кризис», — резюмировал президент. А вот слово «секвестр» ни он, ни члены кабинета не произнесли. Хотя всем понятно, о чем на самом деле идет речь.

Вспомним и об идее правительства заморозить индексацию тарифов естественных монополий, вокруг которой уже начинается масштабная война. Президент ее поддержал, но насколько велик ресурс этой поддержки, мы не знаем.

Социальные расходы не планируется урезать в каком-то приоритетном порядке. Речь идет о том, чтобы у всех сестер отобрать по серьге. Проблема в том, что у социального сектора, в отличие от РЖД, «Газпрома» или ВПК, нет своего лоббиста. А также в том, что пока все анонсируемые изменения крайне неудачно позиционируются.

Вот, например, самой горячая дискуссия развернулась вокруг паттерна «Правительство отнимет у матерей их капитал». Причиной информационного возбуждения стал доклад экспертных групп Высшей школы экономики и РАНХ-РАГС, подготовленный по заданию Минфина. На официальном сайте ведомства этот документ выложен в публичный доступ, но его, видимо, мало кто читал: там ведь 1670 страниц. Проанализированы все ресурсы для оптимизации госрасходов — от оборонки до социалки. Попробуем разобраться в содержании той части документа, которая посвящена социальной политике, и материнскому капиталу в том числе.

Первое, на что стоит обратить внимание, — ни эксперты, ни правительство не предлагают ничего «отбирать». Материнский капитал изначально, с момента своего создания, не был бессрочной программой. Ее завершение — 31 декабря 2016 года — прямо зафиксировано в тексте федерального закона. Эксперты отвечали на вопрос, насколько эффективным оказался материнский капитал и на что лучше потратить деньги, которые «высвободятся» после планового завершения проекта.

Главный вывод: эффект от материнского капитала оказался меньше, чем объем затраченных на программу средств. Вот некоторые цифры. Из трех возможных направлений использования материнского капитала два — оплата образовательных услуг и увеличение накопительной пенсии матери — оказались фейком. Только 3% обладателей сертификата распорядились им таким образом, причем тех, кто решил вложиться в пенсию, на всю страну набралось 1000 человек.

То есть материнский капитал — это, по сути, жилищный сертификат. Но и в этом качестве он работает не слишком эффективно. В городах-миллионниках, не говоря уж о столицах, стоимость жилья слишком велика для того, чтобы материнский капитал мог играть определяющую роль в улучшении жилищных условий. А в малых городах и в глубинке, в том числе сельской, слабо развито жилищное кредитование, большинство расчетов идет в наличных, и принимать некую бумажку в качестве оплаты за свои метры готовы далеко не все.

Как результат, по итогам 2012 года (более свежей статистики нет) сертификатом на материнский капитал распорядились только 35,4% его обладателей (что обошлось государству в 676 миллиардов рублей). А всего до 2016 года будет выдано сертификатов более чем на 2 триллиона рублей — это ж целая Олимпиада!

Насколько эффективны такие вложения? Вспомним, что главной задачей проекта было стимулирование рождаемости. Если смотреть на статистику формально, то за время действия программы российские женщины действительно стали рожать больше. Но материнский капитал тут ни при чем. Почти. Как отмечается в докладе экспертов, «больше половины женщин (58%) и мужчин (56%), у которых появился ребенок с 2007 года, считают, что их решение его родить не зависело от мер государственной помощи семьям с детьми. <…> 16% женщин и 17% мужчин считают, что «материнский капитал» и другие социальные гарантии дали им импульс к реализации «отложенного проекта». И только примерно по 6% опрошенных среди женщин и мужчин считают, что меры государственной поддержки помогли им «принять решение о рождении ребенка, которого без этого не могли себе позволить».

То есть материнский капитал работает не так, как планировалось. Могло ли быть иначе? Да, если бы этот «бонус» дополнялся другими мерами активной социальной политики. И тому есть примеры. В Татарстане, благодаря «проводимой в регионе политике широкой государственной поддержки жилищного строительства и кредитования, особенно на селе, <…> почти 58% получателей уже полностью «погасили» свои сертификаты».

В большей же части страны программы типа «молодой семье — доступное жилье» и выдача сертификатов не были синхронизированы, и получилось то… точнее говоря, не получилось.

На этом фоне и с учетом уже начавшегося затягивания поясов раздавать и дальше не слишком востребованные сертификаты действительно не слишком разумно. Тем более что — и это самая интригующая часть экспертного доклада — дополнительные деньги нужны для того, чтобы все большее количество семей с двумя и более детьми не сваливались за черту бедности. А ведь социальная политика на среднесрочную перспективу будет их к этому подталкивать.

Например, 1 сентября вступил в силу Закон «Об образовании», в соответствии с которым родительская плата за посещение детского сада может быть увеличена с нынешних 20% от реальных расходов вплоть до 100% — то есть в 5 раз. Вполне очевидно, что малообеспеченные семьи такую новацию не потянут, и их дополнительные расходы нужно будет компенсировать из бюджета. Увеличение детских пособий, в том числе за счет дифференциации в зависимости от доходов семьи (хотя правильнее говорить: в зависимости от уровня бедности), — тоже мера давно необходимая. В докладе предложено несколько сценариев, но вот беда: их писали еще до того, как официально объявили о секвестре. Так что мы, не исключено, и без материнского капитала останемся, и без повышенных пособий, и с 5-кратным ростом платы за детский сад.

Не слишком ли это опасно с политической точки зрения? Наверное, на Старой площади думают, что по этому поводу у них заготовлена «консерва» в виде кабинета министров и лично его главы. Но вот беда: после той самой рокировки политический статус Медведева что среди элит, что «в народе» таков, что из него не сделаешь даже врага этого самого народа по образу, допустим, Зурабова (см., например, результаты опроса «Новой газеты»). Так что отвечать за всё политически придется уполномоченной стороне общественного договора, по которому сначала отняли свободу, а потом и колбасу.

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment