первые общественные новости

Интервью с Пугачевой хотели пустить под нож: «Больше Брежнева!». Примадонну в «МК» интересовало: «Как стать Гаспаряном?»

Между тем Пугачеву и «МК» связывает долгая история отношений. «А у нас были отношения?» — кокетливо захлопала ресницами кудесница Алла, когда я попытался именно этой формулировкой обрисовать ей днями историческую ретроспективу.

Ну хорошо, пусть не отношения — параллельное существование во времени и пространстве, которое периодически пересекалось по разным поводам. Не могло не пересечься. Поскольку именно в 1975 году в жизни и Аллы Пугачевой, и «МК» случились два судьбоносных события, которые обрекли нас на неизбежное «взаимопроникновение»: Алла победила на конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии, и в стране началась Эпоха Пугачевой, продолжающаяся до сих пор, а в «Московском комсомольце» открылся музыкальный клуб «Звуковая Дорожка», благодаря чему впервые в зажатой и подцензурной тогда советской прессе появилась рубрика-издание, посвященное «современной музыке, песне, танцам и всему, что с ними связано».

Оба события были революционны: страна до этого не знала певицы уровня и масштаба Пугачевой, равно как и не видела советской газеты, где о «тлетворной» поп- и рок-музыке, несерьезном «легком жанре», писали бы серьезно, заинтересованно, стараясь избегать пропагандистских клише, стереотипов, вне рамок которых любой советской газете существовать было весьма проблематично. Но «МК» рискнул. Как рискнула и Алла Пугачева.

«Пугачева — композитор? Вам не стыдно?»

В те годы я еще не работал в «МК», поскольку был школьником и гонялся за дефицитной тогда газетой (большевики ограничивали ее тираж), чтобы читать и аккуратно архивировать в папочках выпуски «Звуковой Дорожки». Знаю от коллег лишь некоторые легенды тех лет об Алле в «МК».

Знаменитая история о первом большом интервью с певицей в 1978 г., которое чуть не пошло под нож, поскольку накануне разразился скандал из-за другой газеты, в которой тоже было опубликовано интервью, и фотография Аллы оказалась, на беду журналистов, на пару сантиметров больше, чем портрет генсека Брежнева в том же номере. Снимки мерили линейкой на заседании Политбюро и обнаружили «вопиющую провокацию и политическую близорукость». В той газете полетели головы.

Волны пошли по всем изданиям, и редакционный совет «МК» решил выйти из почти тупиковой ситуации хитрым способом: большое интервью разрезали на несколько частей и поочередно печатали в газете: «Десять дней с Аллой Пугачевой». Еще круче!

Тем временем «ЗД» начала первой в стране публиковать хит-парады. По условностям допустимой лексики в советской прессе термин «хит-парад» считался недопустимым «пресмыкательством перед Западом», поэтому несколько лет рубрика выходила как «Музыкальный парад». В первый «парад» в октябре 1977 г. вошли две песни Пугачевой — «Волшебник-недоучка» (9-е место) и «Не отрекаются любя» (4-е место). Воглавила «список популярности» тогда София Ротару с патриотической песней «Родина моя». Люди выбирали из того, что можно было услышать в советском эфире, на пластинках единственной госграммофонной фримы и, в крайнем случае, на магнитофонных записях. Зато в октябре 1978 г. пять песен АП входили в «десятку месяца», из них четыре заняли верхние строчки: «Песенка про меня», «Сонет Шекспира», «Возьми меня с собой», «Песенка первоклассника». Появился и список грампластинок, где дебютный альбом «Зеркало души» сразу занял 1-е место. В январе 1979 года Алла уже с шестью песнями доминировала в десятке «Музпарада» — добавились «Этот мир» и блюз-роковая баллада «Приезжай». Тотальная доминация!

В итоговом хит-параде за 1983 год Пугачева помимо «лучшей певицы» оказалась в тройке «лучших композиторов». Союз композиторов СССР настрочил кляузу на «МК» и его главного редактора в горком партии, поскольку презрительно не считал Пугачеву «советским композитором»: она не имела «корочки» СК, а значит, не имела права считаться «советским композитором», даже если бы сочинила второе «Лебединое озеро».

«МК» вынесли порицание, главреда спросили: «Вам не стыдно?» — и впаяли партийный выговор, а «ЗД» закрыли на 9 месяцев — правда, не только из-за Пугачевой, но и за другие вольности того хит-парада, в том числе за «лучшую группу» «Аквариум» (оказавшуюся «антисоветской») и «магнитоальбом года» «Банановые острова» композиторов Владимира Матецкого и Юрия Чернавского, поскольку это была не выпущенная официальной фирмой «Мелодия» пластинка, а магнитоальбом на самопальных кассетах, т.е. «подпольная» и «подрывная» запись.

«ЗД» периодически закрывалась цензурой также в 1981–82 г.г., из-за чего не были опубликованы хит-парады по итогам года. Однако «лучшей певицей года» Алла Пугачева по опросу читателей «МК» становилась в 1978, 1979, 1980, 1983, 1986–89, 1995, 1998, 2000, 2002 гг., т.е. 12 раз. Абсолютный рекорд! Количество ее песен в хит-парадах еще выразительнее превзошло всех и вся.

В 1999 г., по итогам 25-летия «ЗД», читатели «МК» назвали Аллу «Певицей века», в 2010-м она стала «Артистом года», а в 2017-м — «Персоной года», после нашумевших «тапочек Примадонны» и пляжных фотографий в Юрмале.

Интервью с Пугачевой хотели пустить под нож: "Больше Брежнева!"

В 3 часа ночи вселились черти

В 1988 г. Алла Пугачева приняла участие в первом устном выпуске «МК» в МДМ на Фрунзенской. Самая популярная газета и самая популярная певица в одном месте и в одном флаконе — Москва бурлила! Алла 50 минут общалась с читателями, заполнившими зал до отказа, рассказывала, отвечала на вопросы, призналась: «Мне было очень интересно с вами говорить. Наверное, надо бы так чаще встречаться», — а в конце спела под собственный аккомпанемент на рояле «маленькую простую песенку, за которую меня в свое время выгнали из (музыкального) училища Ипполитова-Иватова. Может, теперь она понравится Жанне Агузаровой?». И спела «Я тебя поцеловала». Неизвестно, понравилась ли она Агузаровой или просто не долетела до «марсианки», но очень скоро этот шлягер стал очередным хитом Примадонны и порвал все хит-парады.

На той встрече с читателями Алла рассказала о своих встречах с Владимиром Высоцким:

— Я не считаю, что имею право причислять себя к друзьям Владимира Семеновича. Мы были просто знакомы. Мне было совсем мало лет — 16, я петь-то не собиралась, у нас просто была одна общая компания. И там был один друг, военный. Фотографировался. Слева — Володя, справа я — Алла. А потом взял и отрезал меня везде. А я через несколько лет стала популярной… Но фотографий с Володей у меня нет…

История с Высоцким имела, к сожалению, и трагическое продолжение:

— Желание спеть его песни было всегда. Но просто спеть Высоцкого невозможно, настолько он индивидуален. Но я услышала две его песни, причем в исполнении Марины Влади: «Бокал вина» и «Беда». Они меня просто поразили, я очень хотела их спеть. Собиралась года три подряд, думала. Наконец собралась. Мы выучили «Беду», на следующий день концерт, премьера… Вечером у меня было непреодолимое желание позвонить, сказать, что я буду петь его песню, пригласить на концерт. Не знаю, что со мной творилось, в 3 часа ночи в меня просто черти вселились. Номера нет. Говорю — узнайте. Юра Шахназаров, руководитель оркестра, достал номер, но говорит: поздно сейчас, нельзя звонить, давай утром. А утром я узнала, что его нет: умер Высоцкий именно в эту ночь…

«Я знала, что Варвара — это ты»

Много интервью Алла любезно давала мне за все годы в «МК» и «ЗД» — с 1987 г. Но высшей наградой для себя я считаю интервью, которое Алла Пугачева не дала, а взяла… у меня. Да, читайте, завидуйте!

В начале 90-х г-жа Пугачева вспомнила, как собиралась стать журналисткой до того, как решила стать артисткой. И начала выпускать собственный журнал «Алла». Замечательный был журнал, потому что его издатель, собственник и главный редактор Алла Пугачева как настоящая творческая личность погрузилась в процесс с головой и действительно сама брала интервью у многих коллег по цеху, тогдашних популярных артистов. Это было феерическое чтиво: Алла интервьюирует Алену Апину, например. Умри все живое!

И вдруг она решила взять интервью у меня: как журналист у журналиста. Излишне, наверное, описывать состояние возбуждения и восторга, овладевшие мной. Дать интервью самой Алле Пугачевой!

Конечно, должен был быть суперэксклюзив, и руками Аллы мы раскрыли в том интервью главную интригу «МК» начала 90-х — феномен скандальной журналистки Варвары Дворянской, которая вела в «МК» «Секс-чарты Варвары», фривольную рубрику, поскольку тогда был острый читательский запрос раскрепощавшегося постсоветского народа на клубничку и сальные разговорчики. А Варварой был я, даже сделали фото в парике, макияже, и читатели это с восторгом проглотили. Варваре писали письма, назначали свидания… Потом мне все надоело, и Варвара «уехала на ПМЖ в Париж». Эти страсти-мордасти мы и раскрыли с Аллой в ее журнале. «Я знала, что это был ты! Как я люблю эти штучки, — радовалась, как ребенок, Алла на своих страницах. — Судя по фотографии, из тебя Варвара получилась прекрасная — очень симпатичная дама».

И это было настоящее интервью! Она действительно спрашивала, сидела с ручкой, блокнотиком, диктофоном. Сама, ну или с помощниками, потом все расшифровывала, печатала, и результат я уже увидел в четвертом номере журнале «Алла» за 1995 г. Вот еще вопрос, который мне задала Алла после ее рассуждений о цветах, которые она любит: «Ты такой колючий в своем деле, что должен был бы любить кактусы?»…

Интервью с Пугачевой хотели пустить под нож: "Больше Брежнева!"

«Пою с гей-хором, который мне нравится»

А самым крутым Аллиным интервью за все эти годы и века считаю, конечно, текст, который вышел в «МК» 8 октября 1999 г. под заголовком «…И все геи мира принесут ей по кусочку хлеба» по случаю сенсационного выступления Пугачевой в зале Чайковского с гей-хором из Лос-Анджелеса. Представить только, 135 слаженно поющих геев в свободной тогда Москве. Алла в качестве российской Superstar, на правах звездного гостя, спела с ними «Белый снег» на стихи Сергея Есенина. Милоновообразных тогда с поводков еще не очень спускали, на людей почти не бросались, и резонанс был ошеломительный в самом позитивном смысле. По горячим следам мы с Аллой устроили «разбор полетов», она делилась впечатлениями, рассуждала… Ее мысли, так как ум — пытливый, глубокий, изощренный, вышли далеко за рамки отдельного события, совершали неожиданные повороты, кульбиты и пришли туда, «где разбитые мечты обретают снова силу высоты», как пелось в ее шедевральной «Позови меня с собой».

Хочу сегодня напомнить одну цитату из этого разговора. Суждение Аллы Пугачевой о патриотизме:

— Дело в том, что это началось давным-давно — у евреев, у геев, сейчас у чеченцев, у всей нашей многонациональной страны, которая должна быть цивилизованной, но никак не может ею стать. И есть один вопрос: хочется взаимной любви, да? Всем. А получается так, что геи любят родину, никуда не уезжают… Но любовь не взаимная. Родина не любит этого гея. Еврей любит Россию, свою родину, но Россия не любит еврея… Я считаю, что любовь к Родине должна быть взаимной… Родина там, где к тебе хорошо относятся, — тогда и ты к ней хорошо относишься…

Что называется, почувствуйте разницу. Хотя и тогда, и сейчас есть одна константа — Эпоха Аллы Пугачевой. Хоть это утешает…

При участии Алексея ЕРМОЛАЕВА.

Источник: www.mk.ru

В двух шагах от киевского Майдана находится предвыборный штаб кандидата на пост президента Украины бывшего председателя службы внешней разведки страны генерала Николая Маломужа. Разговор для Радио Свобода был записан перед поездкой Николая Маломужа на восток Украины.

Генерал Маломуж рассказал о рождении радикального сценария подавления Майдана, о роли «Правого сектора», о том, как российские