rispost

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

11 декабря, 2021

Пациент реабилитационного центра Донецка разработал собственную методику тренировок, став, по сути, донецким Дикулем

Фотографии этого парня заставили меня забыть о времени. На них красивый молодой человек упорно покорял тренажеры, отжимался на брусьях, поднимал тяжести, тогда как его ноги были неподвижны, а рядом стояла инвалидная коляска. Даже на фотографиях потрясала его спокойная уверенность в достижении результата.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Родился не в рубашке, а в кольчуге

Еду знакомиться. Уже более года Влад Филин является пациентом Республиканского реабилитационного центра в Петровском районе Донецка. Здесь парня знают все. Спрашивают, кого я пришла проведать, а услышав имя Влада, несколько человек указывают его палату.

Как настоящий офицер, он готовится к моему приходу – бреется, глядя в крошечное зеркальце в палате. А когда я машинально пытаюсь ему помочь и передать полотенце, протестующе поднимает руку. А потом также самостоятельно заправляет постель и предлагает присесть.

— Все делаю сам, это принципиально, — широкой белозубой улыбкой он сглаживает возникшее замешательство. – Обслуживать себя я уж точно в состоянии. Потому что никогда на ноги не встанешь, если все время будешь ждать чужой помощи. А для меня это задача номер один.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Сюда, на Донбасс, Влад после Крыма приехал добровольцем в 2014 году, по-мужски пообещав: «Вы мне, гады, за Одессу ответите». Не слишком хочет вспоминать, как получил травму в 2015 году, только по-мужски скупо усмехается: «Скажем так, неудачно с кровати упал». В результате – двойной перелом позвоночника шейно-грудного отдела, перелом всех ребер, двухсторонний гемопневмоторакс, открытая черепно-мозговая травма… не слишком-то совместимый с жизнью диагноз на полстраницы.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Не спешите нас хоронить

А затем началась другая жизнь.

— Врачи мне говорили, что я родился не в рубашке, а в двух титановых кольчугах, если уж выжил после этого. Новая жизнь мне досталась, как подарок. Железяку на позвоночник поставили уже в Москве, — вспоминает Влад. – Но результаты успешно проведенной операции в клинике Бурденко были напрочь перечеркнуты недостаточным вниманием врачей в реабилитационном периоде, в итоге – я выжил, но из-за очень запущенных пролежней у меня начался остеомиелит — как известно, болезнь медицинской халатности. И чудом не довели до ампутации тазобедренного сустава, а это бы означало быть прикованным навеки к инвалидному креслу. В России меня признали безнадежным и не подлежащим дальнейшему лечению. Ну, нет, не на того нарвались! – сказал я и вскоре был в Донецке. Здесь в, казалось бы, небогатом реабилитационном центре, с йодиками-бинтиками из XIX века, врачи творят настоящие чудеса. Ведь самое главное – они человечны, неравнодушны к пациентам, ведь война затронула очень многих из них лично – у кого погиб отец, у кого – искалечен муж или ребенок… Я после операции в Донецке не только моментально пошел на поправку, вопреки всем прогнозам российских специалистов, но и появились все шансы встать на ноги, сейчас прогресс виден не то что с каждым днем, но и с каждым часом.

Хочу сказать, что во многих развитых странах колясочникам создают комфортные условия, это куда проще, чем ставить их на ноги. Там учат в колясках жить. У нас же стремятся к тому, чтобы человек с коляски встал. Это принципиально другой подход. Ну, и жалеть себя, заливая горе алкоголем или наркотой – не для меня. Я вообще себе говорю, что меня убили в 2015 году, а потому терять и бояться мне уже нечего. И это дарит потрясающую радость каждому новому дню жизни.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Позвоночник Влада наполовину держится на здоровенной металлической пластине, но иные здоровые люди не в состоянии сделать того, что делает он. В первую очередь с единомышленниками и волонтерами парень добился оснащения тренажерных залов центра – ведь это именно то, что дает возможность выздоравливать!

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Раньше в тренажерном зале курили и играли в домино

— Раньше это был совершенно пустой спортзал, а пациенты здесь вовсю играли в домино и курили, — рассказывает парень, распахивая двери в один из тренажерных залов и указывая на разнообразные тренажеры. – Но мы вернули залу его истинное предназначение. В другом зале этого центра спинальники занимались на допотопных ватных матрацах, обтянутых полиэтиленом, который постоянно рвался, его «латали» скотчем, а когда матрацы разъезжались под пациентом, и он ощутимо-болезненно ударялся о твердый пол, это было опасно и переломами. Удалось оснастить зал подаренными «Международным комитетом Красного Креста» комфортными татами, а также современными тренажерами для реабилитации, в том числе даже и самодельными. В этом нам очень помог портал «Русская Весна» и лично Анастасия Михайловкая. Собственно, в свою палату я возвращаюсь только, чтобы поспать, остальное время тренируюсь.

Влада вполне можно назвать донецким Дикулем. Парень не только разработал собственную, достаточно жесткую, методику для тренировок, но и постоянно выкладывает видео своих занятий в интернете, вдохновляя успехами других людей, прикованных к коляске.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

— Самое страшное, когда люди ломаются изнутри. Это страшнее, чем сломанные хребет или конечности. Когда врачи мне огласили приговор – навсегда быть прикованным к коляске, я сказал, что встану с нее. Рано или поздно, но встану, — сила воли его потрясает. — В реабилитационный центр я попал совершенно беспомощным, очень тяжело было даже из кровати на коляску без помощи перебраться. Конечно, тяжело заставить себя заниматься, когда ты не видишь результата. Первые движения в ногах у меня появились далеко не сразу и это было самое тяжелое – заниматься изо дня в день, сцепив зубы, исключительно на волевых качествах, невзирая на кажущееся отсутствие результата. А сейчас появилась чувствительность в ногах, они все сильнее болят, но эта боль меня радует. Это – оживление.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

— Я здесь работаю более 25 лет, насмотрелась на разных пациентов, — делится со мной инструктор лечебной физкультуры Светлана Пришутова, пока Влад выполняет всевозможные упражнения, лежа на татами. – У иных при поступлении не столь тяжелая травма, есть все шансы на восстановление, но заниматься нет никакого желания. Сидят дома и ждут, что их домашние будут обслуживать, сами ни к чему не стремятся, в итоге утрачивают даже то, что было. А есть пациенты с такими тяжелыми травмами, врачи говорят – надежд никаких, а он, глянь, занимается упорно, себя не жалеет и результат появляется. Все только от человека зависит. И тут необязательно находиться в реабилитационном центре, можно и дома тренироваться. Самые элементарные упражнения, при регулярности их выполнения, принесут вскоре эффект. Главное их делать. Я уверена, что никогда не нужно отчаиваться.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Чисто донецкая реабилитация – лом, бронежилет и черенок от лопаты

Меньше, чем за год он научился сам перебираться из постели в коляску, а с нее – на тренажеры, стоять в коленоупорах, гимнастических брусьях, а еще обходиться без посторонней помощи в обслуживании себя буквально во всем – и в спортзал, и в душ, и в туалет…

Влад разработал собственную методику занятий. Несколько подходов к различным тренажерам – блочному кроссоверу, гимнастическим кольцам, брусьям, где пока неподвижные ноги должны ловить равновесие, приучаясь в будущем держать тело. Регулярные тренировки на разные группы мышц он чередует ежедневно.

— Совсем недавно груз, который я мог в состоянии поднять, был ничтожен, да я не мог даже сидеть ровно без опоры на руки, а занятия мне казались куда сложнее. Но прогресс с каждой тренировкой наступает просто на глазах. И это самая лучшая мотивация. Я применяю уже существующие методики, дополняю собственными.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Как раз в день моего визита здесь заканчивали канатную дорогу, позволяющую пациенту встать в полный рост, поддерживая его ремнями. На этом тоже настоял Влад. Отсутствующие в центре дорогостоящие столы с электроприводами для реабилитационной терапии заменили деревянными подиумами для занятий, которые тоже очень многое позволяют. Оказывается, ведь с помощью обычного железного лома, или даже простого деревянного черенка от лопаты можно при желании очень многое делать, было бы желание! А собственное ноу-хау Влада — некоторые упражнения он выполняет в тяжелом бронежилете.

— Сейчас его вес пока 7 кг, но в будущем буду увеличивать количество пластин, — говорит Влад, облачаясь в броник. — Так мышцы получают дополнительную нагрузку, в результате – улучшение иннервации и прогресс. После первых тренировок в броннике я отсыпался неделю, лежал пластом. Но затем мышцы постепенно привыкли. Используем все, что есть под рукой. Часто приходится что-то делать буквально «из говна и палок» — ну, или назовем это дипломатичнее, «из подручных материалов».

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Главное – не сломаться изнутри

— Большинство людей, попавших в коляску, ставят на себе крест. Вижу это сплошь и рядом. Они ждут посторонней помощи, окунаются с головой в жалость к себе, несчастным, и это болото их затягивает, — признает парень. – Бухать и жалеть себя – это, конечно, легче, чем ежедневно заниматься в спортзале. Есть печальная статистика – среди таких, как я, только один человек из десяти пытается заниматься и вставать на ноги. Конечно, хорошо бы, если бы у нас в Республике была развита психологическая служба для раненых бойцов, ее специалисты могли бы помочь не терять раненым веру в себя. Увы, пока об этом можно только мечтать. Подобной службы у нас нет даже на шестом году войны. Так же плохо обстоят дела со специалистами по реабилитации. Что греха таить, многие отсюда просто уехали.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

При этом Донецкий реабилитационный центр по праву можно считать уникальным – это колоссальный опыт поднимания на ноги поломанных шахтеров, уход и лечение, полноценное питание, врачи – энтузиасты и асы своего дела, громадное физиотерапевтическое отделение, масса спортзалов с тренажерами. Вот только многие тренажеры и электроприборы 70-80х годов, чудом еще работают… А наш бассейн очень давно стоит без воды. Да и срок пребывания здесь ограничивается месяцем, а другой альтернативы не только в Донецке, но по сути и по всей России-то нет. Кстати, сам центр находится в прифронтовой зоне.

— В ночной тишине мы в палатах слышим не только артиллерию, но даже и трескотню автоматов, — говорит Влад. – Бывает, иногда падает рядом такое тяжелое, что срабатывают сигнализации машин в больничном дворе. Тем не менее, сюда даже сейчас приезжают пациенты из мирной России, понимая, что центр дает надежду встать на ноги.

Мог бы помочь другим

Беседуя с Владом, я буквально ощущаю его мощную энергетику, ни суеты, ни истерик, ни жалоб. Такой не только сам на ноги встанет, но и других поднимет, можно не сомневаться. Говорю ему о своей идее – он мог бы помогать другим раненым и вытаскивать ребят на собственном примере.

— А я сейчас как раз этим и занят. Будем выходить с этой инициативой на Дениса Пушилина. Веду активную переписку с общественниками, волонтерами и надеюсь у нас получится, — не перестает удивлять он меня. Многие врачи с интересом за моей методикой наблюдают. Мы делимся опытом и с Ярославом Лисобеем – председателем Донецкой организации инвалидов «Новая жизнь». Но у них немножко другая направленность – они занимаются колясочниками. А я – выздоравливающий! Я сказал, что с коляски обязательно встану, я в ней не намерен оставаться. Тут одно из двух – или я себя занятиями добью, или встану, другого не дано. Поэтому мое направление несколько в ином – шаг за шагом становиться все более самостоятельным и в конце концов встать на собственные ноги. Баскетбол в инвалидной коляске? Замечательно! Но я бы хотел снова бегать с мячом сам.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

К слову, спортом он занимался с самого детства – сейчас особенно пригодились ушу, карате, айкидо. Навыки из детства неожиданно ярко всплывают в памяти.

— Например, дыхательная гимнастика Цигун из ушу здорово помогает справляться с судорогами ног, которые мешают двигательной активности. А я в юности недооценивал эти упражнения, — рассказывает Влад. – Ну и о мотивации в последнее время мне известно куда больше, чем хотелось бы. Откуда я черпаю внутренние силы, я и сам не знаю. Возможно, причина в том, что я еще застал офицерское воспитание в СССР – занимался в школе ДОСААФ. Нас там с детства учили не только военно-прикладным вещам, но и — не сдаваться, вести людей за собой личным примером, быть в ответе за других… Это то, чего так не хватает сегодняшним детям.

Влад Филин: «Врачи сказали, что коляска – мой приговор. А я сказал, что встану и пойду!»

Влад выполняет свою ежедневную тренировку, мышцы мощно ходят под его футболкой. А я смотрю и не знаю, есть ли такие тренажеры, которые воспитывают такую волю, такую веру в себя? И хочется, чтобы Влада услышали наши депутаты, чиновники и все, кто мог бы помочь скорейшему восстановлению раненых ребят.

P.S. Часто говорящие намного больше, чем его слова, фото и видео его занятий можно увидеть в Инстаграме «Шаги к победе» по адресу www.instagram.com/steps4victory — там же и его мысли о выздоровлении, о мотивации, о жизни… Если у вас есть вопросы, или хотите помочь моральной поддержкой, советом, а может быть, даже и делом – не стесняйтесь, пишите, он всегда отвечает.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме:
«Украинский кризис»

Источник: www.kp.ru

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.