rispost

Максим Каргапольцев не станет исключением из правил?

26 июля, 2022

По словам чиновников, история Максима Каргапольцева уникальна для Челябинской области.

Сегодня вице-губернатор Челябинской области по социальной политике Ирина Гехт сообщила дала брифинг по поводу ситуации воспитанника интерната № 13 – Максима Каргапольцева, передает корреспондент Агентства новостей «Доступ».

По словам замгалавы региона Южный Урал пять лет не работает с самостоятельными американскими усыновителями, и случай Максима Каргапольцева стал исключением. «По независимым усыновлениям (не через аккредитованные агентства. – Прим. АН «Доступ») в США все это время мы не работали принципиально, потому что это усложняет процесс контроля за детьми», – подчеркнула Ирина Гехт, добавив, что в 2009 году ситуацию усугубил случай с усыновленным из троицкого детдома Ваней Скоробогатовым, которого непреднамеренно убили его приемные американские родители Наннет и Майкл Крейверы.

История Максима Каргапольцева, оставшегося без американских мамы и папы из-за принятия «антимагнитского» закона, запрещающего гражданам США усыновлять детей из России, стала единичной. «Больше таких ситуаций у нас нет. Это было скорее исключением», – отметила Ирина Гехт.

По словам вице-губернатора, пакет документов, которые предоставила американская чета, абсолютно не соответствовал требованиям, необходимым для усыновления ребенка. Повторно бумаги они предоставили только в конце декабря 2012, когда объективно сложилась ситуация, в которой усыновление стало невозможным. «Наверное, такие совпадения не бывают случайными. Период времени, с марта по декабрь, был достаточно большой, и можно было подготовить все необходимые документы и ускорить этот процесс», – пояснила замглавы региона.

Именно независимость усыновления от специализированных агентств стала камнем преткновения для американцев, желающих стать родителями страдающего генетическим заболеванием ребенка, и челябинского Минсоца. «Мы очень долго изучали эту ситуацию, делали запросы, согласовывали с уполномоченными по правам ребенка и человека, поскольку это независимое усыновление. И только после этого разрешили им начать подготовку документов, но она затянулась, к сожалению, или к счастью, слишком надолго», – отметила Ирина Гехт.

Отметим, Максим Каргапольцев, которому сейчас идет 15-й год, семь лет общается с семьей из США – Мил и Диана Уоллены, приезжая в детдом по программе обмена опытом, так прикипели к смышленому мальчику, что решили назвать его своим сыном. В марте 2012 года, прилетев к ребенку на день рождения, супруги сообщили ему: начинают оформлять документы на усыновление.

«Со стороны Минсоца проволочек не было, однако до конца 2012 года документы оформить не успели – вступил в силу закон «Димы Яковлева». Теперь судьбу мальчика определит время – мы будет ходатайствовать о его усыновлении. Надеемся, что примут смягчающие поправки к закону. Но, увы, вероятнее всего, ответ будет отрицательным. За ребенка очень больно», – цитирует Ирину Гехт «Доступ»..

В частности, речь идет о запросах на продолжение процесса усыновления в тех случаях, где документы поданы до принятия «запретного» закона.

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment