rispost

Чем худосочнее здравоохранение, тем жирнее посредник

1 июля, 2022

Москвичка Наталья, случайно заглянувшая в личный кабинет на портале госуслуг в Интернете, с удивлением обнаружила, что она записана на приём сразу к двум врачам. Потенциальная пациентка лишь горько усмехнулась. Сама из докторской семьи, она прекрасно понимает, что происходит. Потому и отменять своё псевдопосещение не стала: пусть врачи, если и не заработают, так хоть будут иметь лишние десять минут на настоящего больного.

ПРОИСХОДЯЩЕЕ СЕГОДНЯ в здравоохранении можно было бы назвать бредом сумасшедшего, если бы миллионам людей ежедневно не приходилось со всем этим сталкиваться в реальной действительности. По многу лет не посещавшие поликлиники граждане, но волею судеб однажды заглянувшие туда, с изумлением узнают из личных медкарт о своей бурной истории взаимоотношений с родным лечебно-профилактическим учреждением — они, оказывается, активно посещали врачей, сдавали анализы и даже получали сложные диагнозы.

И это не единичные случаи, но, увы, сложившаяся система, в которой нужно выживать не только пациентам, но и рядовым докторам. Сегодня главное правило людей в белых халатах отнюдь не клятва Гиппократа, а лозунг: «Хочешь жить — умей вертеться». Ни в коем случае не хочу бросать камень в тех людей, которые выбрали эту гуманную профессию. Но именно лучшие, гуманнейшие её представители сегодня оказались в самом незавидном положении: не желающие «вертеться» практически вытесняются из профессии и массово уходят из государственной системы здравоохранения.

Что же, собственно, происходит? Всё элементарно просто. Между пациентом и врачом поставлен посредник — частные структуры, страховые медицинские компании. Причём речь идёт не только о добровольном медстраховании, где, наверное, их присутствие было бы вполне уместно. Но об обязательном медицинском страховании (ОМС), которое должно по идее обеспечить всех поголовно граждан России «бесплатной» медицинской помощью. Напомню, что советская система здравоохранения решала эту задачу без проблем: оно финансировалось напрямую из бюджета. Казалось бы, зачем нужен посредник?

Прежде всего страховые компании призваны распределять денежные потоки из территориальных фондов обязательного медицинского страхования (ТФОМС) в лечебные учреждения. Понятное дело, не бесплатно. И настолько «не бесплатно», что на рынке страхования медуслуг идёт жёсткая конкурентная борьба. И, удивительное дело, чаще всего побеждает та страховая компания, которая имеет тесные связи во властных структурах.

Задача страховых компаний — паразитировать на здраво-охранении. С одной стороны, пациент не должен получить ни одной «лишней» копейки. Думаю, любой человек, обратившийся в ЛПУ, сталкивался с тем, что часть услуг, медикаментов и прочего приходится оплачивать из собственного кармана, несмотря на то, что в том же самом кармане лежит полис ОМС.

Второй лакомый кусочек, попавший в руки страховщиков, — контролирующие функции. Здесь возможности посредника поистине безграничны. Страховщики нацелены и на то, чтобы перехватить средства, причитающиеся медикам. Это под диктовку страховых компаний все больницы и поликлиники переведены на одноканальное финансирование. Таким образом государство самоустраняется из сферы здравоохранения, а все деньги идут через Фонд обязательного медицинского страхования. Любая страховая компания из собранных денег (страховых премий) выплачивает на страховые случаи не более пятой части. Правда, в случае с ОМС скрепя сердце приходится почти все средства использовать-таки по назначению — на лечение застрахованных по ОМС. Однако было бы смешно думать, что страховщики работают «за бесплатно». Им дан универсальный инструмент для изъятия части денег, заработанных лечебным учреждением, в виде штрафных санкций, который называется «контроль за качеством лечения».

Как видим, от средств, поступивших от ТФОМС, компания откусила для себя «всего-навсего» 220 млн. рублей, а ещё прикарманила 5 миллиардов 630 миллионов, взысканных за всякого рода нарушения!

Не стоит быть наивными и радоваться, что в результате качество медуслуг взлетело на недосягаемые высоты. Под контролем за качеством лечения страховщики подразумевают прежде всего контроль качества оформления медицинской документации. Здесь им раздолье: за «плохой почерк», помарки, отклеившийся листок дерут с докторишек три шкуры.

Картинка с натуры. Приходят «проверяльщики» из страховой компании к заведующей хирургическим отделением больницы, расположенной в одной из приволжских республик, и прямо в лоб: мол, давай не будем зря париться, говори сама, за что тебя оштрафовать. Уважаемая женщина-хирург, спасшая не одну жизнь, гордившаяся тем, что идеально поддерживает своё отделение, просто потеряла дар речи. Ну не хочешь — мы сами найдём. Понятное дело, нашли и оштрафовали. Заведующая отделением после этого уволилась. Ни страховщиков, ни начальство потеря квалифицированного специалиста, видимо, абсолютно не взволновала. К сожалению, доктора чрезвычайно редко открыто рассказывают о своих проблемах, предпочитая терпеть или просто уходить из профессии.

Больницы же и поликлиники, фактически обложенные данью, насильно банкротятся или продолжают влачить жалкое существование. По сути, деньги, взятые у лечебных учреждений, — это те же самые бюджетные сред-ства, которыми отчитались о суперфинансировании здравоохранения, а медикам дали лишь понюхать и тут же изъяли в пользу страховых компаний.

Таким образом львиная доля, заплаченная нами в виде налогов, оседает в карманах этих милых фирм. Чтобы добиться рентабельности, страховщики работают не покладая рук. Повышается ли качество российской медицины в итоге их деятельности? Судите сами. Например, по их расчётам, врач должен принимать за смену не меньше 30—35 пациентов. Результат не заставил себя ждать. Во многих медучреждениях страны узаконили жёсткие рабочие нормы, сократив время приёма одного больного до десяти минут. За это время не всякий пациент успеет снять одежду, однако, по большому счёту, затурканному врачу и не до него: главное — красивым почерком, без помарок расписать процедуру приёма в амбулаторной карте. Раньше говорили «для прокурора», теперь — «на проверку страховщикам». Прибавка к мизерной зарплате врача нынче как раз и зависит только от умения правильно заполнить бумажки.

Врачи горько шутят, что системе ОМС пациент вообще не нужен. Больницы и клиники получают деньги лишь за отчётность. Отсюда и широкомасштабный мухлёж, в который включены практически все медучреждения и медработники. Без этого просто невозможно в данной системе выжить. Понятное дело, официальных данных, кроме то тут, то там возникающих уголовных дел, не существует. Но по прикидкам самих врачей, приписки, например, псевдопосещений составляют не менее 60%.

Всё это не так уж и безобидно, как может показаться на первый взгляд. По мнению информационного агентства «Новый регион», на Южном Урале из-за жадности главврачей гибнут новорождённые. В прошлом году младенческая смертность в Саткинском районе неожиданно оказалась почти вдвое выше, чем в среднем по Челябинской области. По данным главы Саткинского района Александра Глазкова, в 2013 году умерли 18 младенцев, 9 из них с экстремально низкой массой тела — менее 1 килограмма. Попытка южноуральского правительства разобраться в причинах гибели новорождённых привела к шокирующему результату: детям с экстремально низкой массой тела не может быть оказана помощь в центральной районной больнице, их необходимо везти в региональные, соответствующе оснащённые перинатальные центры, но высокие тарифы побуждают оставлять недоношенных детей в медучреждениях, не приспособленных для их выхаживания.

Как ни дико это звучит, но нашей страховой системе не нужны не только пациенты, но и само российское здравоохранение и медики. Напомним, что, по данным Росстата, за последние 15 лет число больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений в России уменьшилось в два раза. Казалось бы, страховщики пилят сук, на котором сами сидят. Ничуть не бывало! В отличие от больниц ни одна страховая компания на этом не обанкротилась и не закрылась, наоборот, хотя информация тщательно скрывается, с большой долей уверенности остаётся предположить, что их прибыль только растёт. Интересную закономерность можно проследить: в 2010 году тогдашний министр здравоохранения Татьяна Голикова заявляла о нехватке в стране 48 тысяч врачей. В то же время личное состояние одного из основных владельцев, председателя совета директоров страховой компании РЕСО-Гарантия Сергея Саркисова, согласно рейтингу журнала «Форбс», составляло 950 млн. долларов. Два года спустя Голикова говорила уже о дефиците 152 тысяч врачей. К этому времени состояние г-на Саркисова, согласно тому же источнику, выросло до 1,2 млрд. долларов, а к прошлому году — до 1,35 млрд. долларов. Конечно, нам могут возразить, что страховая компания занимается не только ОМС. Будем считать, что это чистая случайность.

Не в обиде, думается, и менее выдающиеся деятели страхового фронта. Например, совершенно незамеченным остаётся некий документ, хотя он ежегодно, начиная как минимум с 2010 года, публикуется в правительственной «Российской газете», под названием «Приказ Федерального фонда обязательного медицинского страхования «О порядке предоставления работникам Федерального фонда обязательного медицинского страхования единовременной субсидии на приобретение жилого помещения». Последний из них зарегистрирован в минюсте РФ 14 февраля 2014 года (регистрационный № 31320), опубликован 21 февраля 2014 года в «РГ» — Федеральный выпуск № 6313 — и вступил в силу 4 марта 2014 года.

Правда, хотелось бы знать, из каких таких средств осуществляется эта умилительная забота об этих работниках? По-видимому, наше здравоохранение уже настолько как сыр в масле катается в деньгах, что можно и бедным страховщикам «на мелочишку» подбросить. Порадуемся за работников Федерального ФОМСа. И вспомним их добрым словом, сидя в бесконечных очередях в поликлинике, обращаясь в частные медцентры, когда нам не могут помочь в бесплатных, рассматривая тараканов и плесень на потолке больничной палаты, добираясь до областного центра, так как в районе закрыли больничку, часами дожидаясь «скорой помощи»…

Взглянем на итоги деятельности за прошлый год, опубликованные на сайте одной из самых открытых страховых компаний:

1. Средства, поступившие от территориального фонда на финансовое обеспечение ОМС, в соответствии с договором о финансовом обеспечении, — 128231,0 млн. руб.

2. Оплата медицинской помощи,оказанной застрахованным лицам медицинскими организациями, в соответствии с договорами на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, — 128011,0 млн. руб.

3. Средства, поступившие из медицинских организаций в результате применения к ним санкций за нарушения, выявленные при проведении контроля объёмов, сроков качества и условий предоставления медицинской помощи, — 5630,0 млн. руб.

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment